• Приглашаем посетить наш сайт
    Гумилев (gumilev.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "H"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1HART
    1HAT
    5HERR
    1HIER
    1HIGH
    2HIST
    3HISTOIRE
    1HOC
    9HOMME
    3HONNEUR
    1HUI
    4HUMBLE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову HUMBLE

    1. Семен Брилиант: Денис Фонвизин. Его жизнь и литературная деятельность. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 51кб.
    Часть текста: обещал заплатить автору книгами. Фонвизин был рад этому, надеясь иметь книги, нужные ему для дальнейших занятий по изучению литературы. Книгопродавец сдержал слово и книги на условленную сумму (50 руб.) выдал."Но какие книги!" - восклицает автор в своем "Признании". "Он, видя меня в летах бурных страстей, отобрал для меня целое собрание книг соблазнительных, украшенных скверными эстампами, кои развратили мое воображение и возмутили душу мою. И кто знает, не от сего ли времени начала скапливаться та болезнь, которою я столько лет стражду". Из писем его к сестре мы знаем, что жизнь его не была спокойной и тихой жизнью литературного труженика. Он не раз увлекался, начиная с той девушки, о которой говорил, что она "умом была в матушку", послужившую, в свою очередь, прообразом Бригадирши. Он привязался к ней, но поводом к привязанности "была одна разность полов, ибо в другое влюбиться было не во что". Вместе с тем Фонвизин способен был и к увлечению другого рода, чисто платоническому. В Москве же он познакомился с одним полковником, жена которого страдала от легкомыслия своего супруга. Ее положение возбудило искреннее сострадание его, и мы видим здесь дружбу чистую и редкую даже в наше время между мужчиной и женщиной. Частое посещение дома полковника обратило на себя внимание общества, и клеветники толковали его визиты по-своему, но Фонвизин утверждает "честью и совестью", что кроме нелицемерного дружества не питали они других чувств друг к другу. Другого рода чувство...
    2. Бригадир. Действие 5.
    Входимость: 1. Размер: 16кб.
    Часть текста: тебя сегодня, не покорми-тко завтре, так ты небось и нашим сухарям рад будешь. -------------- 1 Отвращение. 2 Это одно и то же. Сын. В случае голода, осмеливаюсь думать, что и природный француз унизил бы себя кушать наши сухари... Матушка, когда вы говорите о чем-нибудь русском, тогда желал бы я от вас быть на сто миль французских, а особливо когда дело идет до моей женитьбы. Бригадирша. Как же, Иванушка? Вить мы уж на слове положили. Сын. Да я нет. Бригадирша. Да что нам до этого? Наше дело сыскать тебе невесту, и твое дело жениться. Ты уж не в свое дело и не вступайся. Сын. Как, ma mère, 1 я женюсь, и мне нужды нет до выбору невесты? Бригадирша. И ведомо. А как отец твой женился? А как я за него вышла? Мы друг о друге и слухом не слыхали. Я с ним до свадьбы отроду слова не говорила и начала уже мало-помалу кое-как заговаривать с ним недели две спустя после свадьбы. Сын. Зато после слишком вы друг с другом говорили. Бригадирша. Дай-то господи, чтоб и тебе так же удалось жить, как нам. Сын. Dieu m'en presérve! 2 Бригадирша. Буди с вами милость божия и мое благословение. Сын. Тгès obligé. 3 Бригадирша. Или я глуха стала, или ты нем. Сын, Ni lun, ni lautre. 4 . Бригадирша. Чтой-то мне с тобою будет, Иванушка? Да по-каковски ты со мною говорить можешь? Сын. Виноват. Я и забыл, что мне надобно говорить с вами по-русски. Бригадирша. Иванушка, друг мой, или ты выучи меня по-французскому, или сам разучись. Я вижу, что мне никак нельзя ни слушать тебя, ни самой говорить. (Отходит.) Сын. Как изволишь. -------------- 1 Матушка. 2 Боже меня сохрани! 3 Премного обязан. 4 Ни то ни другое. ЯВЛЕНИЕ II Сын и советница. Советница. Знаешь ли что, душа моя? Мне кажется, будто твой отец очень ревнует, нам как возможно стараться надобно скрывать любовь нашу. Сын. Madamе, возможно ли скрыть пожар? И такой сильный, саг je brûle-moi. 1 Советница. Я боюсь того, чтоб, сведав о...
    3. Письма из второго заграничного путешествия (1777-1778). К родным
    Входимость: 1. Размер: 86кб.
    Часть текста: богу, здоровы, но грустно, что не имеем о вас никакого известия. Знаю, что его и иметь нельзя, однако прискорбно не ведать о тех, которые мне не меньше жизни моей милы. Теперь, друг мой сестрица, начну тебе длинную повесть нашего странствования. Журнал наш до сих пор не стоит прочтения; но, зная, что для вас все то очень интересно, что до нас принадлежит, напишу тебе его по порядку. Из Смоленска выехали мы 19 августа после обеда. Дядюшка со всею фамилиею провожали нас за город и расстались весьма дружески. Ночевать приехали в город Красный, который похуже немного всякой скверной деревни. Городничий, Степан Яковлевич Аршеневский, принял нас дружески и назавтра дал нам обед, которого я вечно не забуду. Повар его прямой empoisonneur. 1 Целые три дни желудки наши отказались от всякого варения. Он все изготовил в таком вкусе, в каком Козьма, Хавроньин муж, состряпал поросенка. После обеда 20 числа приехали в Шелеговку, где надлежало нас в таможне осматривать; но директор, господин Гладкой, поступил с нами нельзя глаже: он ниже взглянул на сундуки наши. На ночь приехали мы в деревню Казяны и в карете ночевали. 21-го обедать приехали в город Оршу, изрядное...
    4. Ст.Рассадин. Фонвизин. Часть 15.
    Входимость: 1. Размер: 34кб.
    Часть текста: будет. Ибо страстная хула европейской жизни порождена не объективностью. Напротив, тенденцией субъективнейшей, упрямой. Слова о французах, имеющих право вольности, но живущих в рабстве, - это полуфраза, полумысль, намеренно мною переполовиненная. Потому что Фонвизин сталкивает один народ с другим, чужеземный порядок примеряет к отечественному: "Рассматривая состояния французской нации, научился я различать вольность по праву от действительной вольности. Наш народ не имеет первой, но последнею во многом наслаждается. Напротив того, французы..." - тут-то и следует пассаж о вольности, оборачивающейся тягчайшим рабством. Вот двигатель мысли: наблюдая чужое, Фонвизин думает о родном. Он и тут писатель внутренний. Все внешнее, "ихнее" - материал для сравнений, споров, патриотической ревности. Материал не выдуманный. Через пять лет по Европе проедут еще двое русских путешественников - граф и графиня Северные (под таким псевдонимом, взятым не для тайны, а из этикета, полускроются Павел Петрович и Мария Федоровна); и изрядно повзрослевший ученик напишет своему бывшему законоучителю Платону так, словно начитался фонвизинских писем: "Мы протекаем разные земли и правления, но в сих странах кроме картин и тому подобного нечего смотреть, разве плакать над развалинами древних, показывающими, что человек может, когда хорошо управляем, и сколь он от того удаляется, когда управляем, как теперь..." Добавит благородного негодования и великая княгиня: "Отсутствие личной безопасности страшно для жителей и постыдно для века, который, будучи во многих отношениях просвещенным, должен был бы бороться со всем, что порождает расстройство и тьму". Так удивляются и негодуют лишь тогда, когда глазу открывается нечто...

    © 2000- NIV