• Приглашаем посетить наш сайт
    Бальмонт (balmont.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "I"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1IBID
    2ICH
    3ICI
    2IDEM
    1IGNORE
    2ILLUSION
    6ILS
    1IMMENSE
    1IMMORAL
    1IMPOSSIBLE
    1INCA
    1INNOCENCE
    1INS
    1INSOLENCE
    2INTER
    3IST
    1IVANOVITCH

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову ILS

    1. Письма из второго заграничного путешествия (1777-1778). К Я. И. Булгакову
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: весь город собирается. Многие из деревень своих еще не возвратились. Дамы польские очень любезны. Все наведывались о бывших в Варшаве моих согражданах с великим интересом. Вас вспоминают как человека, которого они истинно эстимают. 1 Одна из них (et nommément madame Oborska 2 ), узнав от меня, что я с вами в переписке, поручила мне написать от нее к вам поклон. -------------- 1 Уважают (франц.) . 2 А именно — мадам Оборская (франц.) . В две недели нашего здесь пребывания я столько со всеми стал знаком, что мог бы вам отвечать на все, о чем бы вы меня ни спросили; но, не зная, что для вас более интересно, покидаю перо, чтоб многословием моим вам не наскучить. Не оставьте Даниловского. Прошу бога, чтоб сохранил в душе его неутомимость в подвигах для блага лексикона, а класть его можно на бирже в погреба Ауля и Вацена, кои стоят на нашем дворе. Когда контракт о доме возобновлять с ними будет надобно, то можно включить в него условие, чтоб лексикону лежать у них на бирже, и контракт явить в полиции для вящего обеспечения. Отсюда мы очень скоро выедем. Если захотите одолжить меня письмом, то пошлите его в Дрезден. Желаю вам здоровья и прочих благ; не забудьте человека, который вас любит, с почтением и преданностию пребывая вашим покорнейшим слугою... Ведая, что Петр Васильевич 1 обременен делами, не смею отнимать его времени особливым к нему письмом, но прошу вас покорно засвидетельствовать ему от нас наше нижайшее почтение, равно как и милостивой государыне Анне Сергеевне. 2 Монпелье, 25 января (5 февраля) 1778. Дружеское письмо ваше, милостивый государь мой Яков Иванович, я получил и за...
    2. Ст.Рассадин. Фонвизин. Часть 15.
    Входимость: 2. Размер: 34кб.
    Часть текста: имеющих право вольности, но живущих в рабстве, - это полуфраза, полумысль, намеренно мною переполовиненная. Потому что Фонвизин сталкивает один народ с другим, чужеземный порядок примеряет к отечественному: "Рассматривая состояния французской нации, научился я различать вольность по праву от действительной вольности. Наш народ не имеет первой, но последнею во многом наслаждается. Напротив того, французы..." - тут-то и следует пассаж о вольности, оборачивающейся тягчайшим рабством. Вот двигатель мысли: наблюдая чужое, Фонвизин думает о родном. Он и тут писатель внутренний. Все внешнее, "ихнее" - материал для сравнений, споров, патриотической ревности. Материал не выдуманный. Через пять лет по Европе проедут еще двое русских путешественников - граф и графиня Северные (под таким псевдонимом, взятым не для тайны, а из этикета, полускроются Павел Петрович и Мария Федоровна); и изрядно повзрослевший ученик напишет своему бывшему законоучителю Платону так, словно начитался фонвизинских писем: "Мы протекаем разные земли и правления, но в сих странах кроме картин и тому подобного нечего смотреть, разве плакать над развалинами древних, показывающими, что человек может, когда хорошо управляем, и сколь он от того удаляется, когда управляем, как теперь..." Добавит благородного негодования и великая княгиня: "Отсутствие личной безопасности страшно для жителей и постыдно для века, который, будучи во многих отношениях просвещенным, должен был бы бороться со всем, что порождает расстройство и тьму". Так удивляются и негодуют лишь тогда, когда глазу открывается нечто новое, в своем отечестве не наблюденное... Это напишут люди, России не знавшие, во всяком случае, той, с которою только и можно сравнить протекающую мимо Италию, - России народной, крестьянской, разоренной. А Фонвизин? Он-то ведь не так...
    3. Семен Брилиант: Денис Фонвизин. Его жизнь и литературная деятельность. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 62кб.
    Часть текста: границы Фонвизин написал "Недоросля", а некоторое время спустя поместил в "Собеседнике" знаменитые "Вопросы", доказав, таким образом, своим личным примером, что видеть несчастную Францию еще недостаточно, чтобы отказаться от недовольства своим. Если признать, что такое отношение к просвещенной стране есть патриотизм, то естественно, что "Недоросль" и другие произведения Фонвизина будут выражать уже не любовь, а ненависть и презрение к своей стране. Не вернее ли признать, что такого рода патриотизм есть подобие той любви, которую Простакова нашего славного комика питает к своему Митрофанушке, о котором она с материнскою гордостью говорит Стародуму: "Мы делали все, чтобы он стал таков, каким ты его видишь". Между "Бригадиром" и "Недорослем" 16 лет жизни автора, его развитие от юности до полной зрелости. Вместе с тем это время захватывает один из интереснейших периодов русской истории - первую половину царствования Екатерины II, выразителем идей которой является сам Фонвизин в своей знаменитой комедии. Как в "Бригадире", так и в "Недоросле" Фонвизин представил "во весь рост" типы ему современные, живые "подлинники", но они жили до него и продолжали жить еще долго после - это типы вековые, патриархальные. Фонвизин писал из-за границы Булгакову: "Не докучаю Вам описанием нашего вояжа, скажу только, что он доказал мне истину пословицы: "Славны бубны за горами". Если здесь прежде нас жить начали, то по крайней мере мы, начиная жить, можем дать себе такую форму, какую хотим, и избегнуть тех неудобств и зол, которые здесь вкоренились. Nous commencons et ils finissent. [ Мы ...
    4. Ст.Рассадин. Фонвизин. Часть 12.
    Входимость: 2. Размер: 37кб.
    Часть текста: и французскую революцию встретивший с ужасом и отвращением, - угрожают монарху? И взывают к "праву народа"? К крепостным, что ли? К пугачевщине? Что касается последнего вопроса - нет, ни в малой мере! Между прочим, именно с бунтом Пугачева связана была последняя, даже, так сказать, постпоследняя попытка Паниных обрести решающее влияние. Еще до того как хитроумнейшая Екатерина уладила дело с женитьбою сына и спровадила опасного наставника, подножие ее трона всколыхнула сила уже не аристократически-оппозиционная, но народная. Мощь Пугачева росла, армия занята была турецкой кампанией, мирные переговоры, сорванные отставленным любовником, тянулись нелепо и неопределенно, и когда в январе 1774 года царица спешно отозвала из Турции Потемкина, ею руководило не только любострастие: она нуждалась в сильном помощнике, которым Васильчиков не оказался. Екатерина была в смятении. Вдобавок ко всему в апреле внезапно умер главнокомандующий войсками, воюющими против Пугачева, Бибиков; кем заменить его, было неясно (собирались - Суворовым, да своевольный Румянцев не отпустил его из армии). Дошло до того, что императрица "объявила свое намерение оставить здешнюю столицу и самой ехать для спасения Москвы и внутренности Империи, требуя и настоя с великим жаром, чтобы каждый из нас сказал ей о том свое мнение". Это пишет брату Петру Никита Панин, информируя его о том, чему сам свидетель и участник, и выражая уверенность, что "мой фон-Визин" держит московского отшельника в курсе прочих дел. Дальновидный Никита Иванович, конечно, отговаривал Екатерину, уверяя, что отъезд ее будет бедственным "в рассуждении целости всей Империи", но ничуть не забывая о целях собственных, а в письме к брату честил всех, кто не поддерживает его или поддерживает худо:...

    © 2000- NIV