• Приглашаем посетить наш сайт
    Брюсов (bryusov.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "J"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1JAKOB
    1JAMAIS
    7JEAN
    1JES
    1JOUR
    4JOURNAL
    5JOURS
    1JULI
    1JUSQU

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову JOURS

    1. Опыт Российского сословника
    Входимость: 1. Размер: 29кб.
    Часть текста: временем сильно окоренело и огрубело. Старый человек обыкновенно любит вспоминать давные происшествия и рассказывать о старинных обычаях; а если он скуп, то в сундуках его найдешь много ветхого; нередко бывает он заматерел в своих привычках. Сих примеров столько ныне, сколько бывало и в древние времена. Обманывать, проманиватъ, проводить Все сии слова значат ложь представлять истиною. Обманывают те, кои умышленно облекают ложь всею наружностию правды. Проманиватъ есть не делать обещаемого, питая тщетною надеждою; проводить значит брать притворно участие в чью-нибудь - пользу, действуя во вред.  Кто не любит истины, тот часто обманут бывает. Проманивать есть больших бояр искусство. Стряпчие обыкновенно проводят челобитчиков. Чувство, чувствование, чувственность, чувствительность, ощущение Чувства суть способности, коими животное приемлет впечатления внешних вещей; чувствованиями называются душевные движения и страсти; чувственность есть прилепление к удовольствиям чувств своих; чувствительность есть качество, коим тело или душа стремительно проницаются; ощущение есть то самое впечатление, которое душа от внешних вещей приемлет. Счастлив, кто в старости сохраняет все свои чувства. Благороден, кто имеет великодушные чувствования. Благоразумный всего своего удовольствия в одной чувственности не полагает; честный человек принимает с особливою чувствительностию ...
    2. Бригадир. Действие 2.
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    Часть текста: в старину бывало. Софья. Слава богу, что в наши времена этого нет. Советник. Тем хуже. Ныне кто виноват, тот и отвечай, а с иного что ты содрать изволишь? На что и приказы заведены, ежели виноват только один виноватый. Бывало... Софья. А правому, батюшка, для чего ж быть виноватым? Советник. Для того, что все грешны человецы. Я сам бывал судьею: виноватый, бывало, платит за вину свою, а правый за свою правду; и так в мое время все довольны были: и судья, и истец, и ответчик. Софья. Позвольте мне, батюшка, усумнитъся; я думаю, что правый, конечно, оставался тогда виноватым, когда он обвинен был. Советник. Пустое. Когда правый по приговору судейскому обвинен, тогда он уже стал не правый, а виноватый; так ему нечего тут умничать. У нас указы потверже, нежели у челобитчиков. Челобитчик толкует указ на один манер, то есть на свой, а наш брат, судья, для общей пользы, манеров на двадцать один указ толковать может. Софья. Чего ж, наконец, батюшка, вы от меня желаете? Советник. Того, чтобы ты мой указ, идти замуж, толковала не по нашему судейскому обычаю и шла бы за того, за кого я тебе велю. Софья. Я вам должна повиноваться; только представьте себе мое несчастие: я женою буду такого дурака, который набит одними французскими глупостьми, который не имеет ко мне не только любви, ни малейшего почтения. Советник. Да какого ты почтения от него изволишь? Мне кажется, ты его почитать должна, а не он тебя. Он будет главою твоею, а не ты его головою. Ты, я вижу, девочка молодая и не читывала священного писания. Софья. По крайней мере, батюшка, будьте вы в том уверены, что он и вас почитать не будет. Советник. Знаю, все знаю; однако твой жених имеет хорошее достоинство. Софья. Какое, батюшка? Советник. Деревеньки у него изрядные. А если...
    3. Из журнала путешествия в Ригу, Бальдон и Митаву
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    Часть текста: то есть выбрился. Плясали по-русски Миллеровы дочери; тут мой Губский показал свое проворство. Потом лег я спать благополучно. В Риге все нашли меня толще и бодрее. Пятница, 20 июля. Встав рано, собираюсь теперь назад в Бальдоны. Отправил письма к жене, Татьяне Калистратовне и Клостерману. Из Риги выехал в 8-м часу; в Бальдоны приехал в 5 часов; у Теодоры обедали. У меня разболелся язык, на котором увидели и белое пятно и опухоль. Ложась спать, Теодора приложила мальву под коленом к нарыву, а я пил Генишев чай. Спал худо. Суббота, 21 июля. Поутру нарыв лопнул, и я принял в шестнадцатый раз ванну; после обеда лег отдыхать; вдруг Теодора вошла ко мне с растроганным видом и, вызвавши меня из комнаты, вывела на двор, где увидел я лежащего человека, мужика моего хозяина. Обнаженная спина его, из которой текла кровь, показывала, что он был бит немилосердо. Я призвал хозяина и спросил, за что сей человек так растерзан. Хозяин рассказал мне, что сей битый мужик был теперь на сенокосе, где чужой мужик, поссорясь с ним и будучи его сильнее, так бесчеловечно его изувечил. Это подало повод к дальнейшему моему с хозяином разговору. Я. Что ж ты хочешь делать? Станешь ли искать правосудия? Хозяин. Не стану, ибо, конечно, не найду. Помещик, которого мужик бил моего, есть барон богатый, а я пономарь бедный: где мне с ним тягаться? Я. Итак, обида твоя ничем удовлетворена не будет? Хозяин. Я сам хочу управиться. Теперь мужик, который бил моего, работает один в поле. Я собрал своих мужиков и позволяю им идти с палочьем отметить за побои бедного мужика моего и мою обиду. Я уговаривал его и доказывал, как он будет виноват, когда выйдет смертоубийство (что весьма легко и случиться могло бы), и что тогда его же казнят смертию; но хозяин мой был так взбешен, что не только не отменил своего мщения, но паче поспешил оным. И...
    4. Письма из второго заграничного путешествия (1777-1778). К родным
    Входимость: 2. Размер: 86кб.
    Часть текста: что его и иметь нельзя, однако прискорбно не ведать о тех, которые мне не меньше жизни моей милы. Теперь, друг мой сестрица, начну тебе длинную повесть нашего странствования. Журнал наш до сих пор не стоит прочтения; но, зная, что для вас все то очень интересно, что до нас принадлежит, напишу тебе его по порядку. Из Смоленска выехали мы 19 августа после обеда. Дядюшка со всею фамилиею провожали нас за город и расстались весьма дружески. Ночевать приехали в город Красный, который похуже немного всякой скверной деревни. Городничий, Степан Яковлевич Аршеневский, принял нас дружески и назавтра дал нам обед, которого я вечно не забуду. Повар его прямой empoisonneur. 1 Целые три дни желудки наши отказались от всякого варения. Он все изготовил в таком вкусе, в каком Козьма, Хавроньин муж, состряпал поросенка. После обеда 20 числа приехали в Шелеговку, где надлежало нас в таможне осматривать; но директор, господин Гладкой, поступил с нами нельзя глаже: он ниже взглянул на сундуки наши. На ночь приехали мы в деревню Казяны и в карете ночевали. 21-го обедать приехали в город Оршу, изрядное местечко,...

    © 2000- NIV